Кто виноват и что делать

14.08.2019

Андрей Морозов «Мурз»:

Так-то всё началось с одной смешной ссылки, но вылилось в небольшое исследование. Ну, замучали меня добрые русские люди вопросами «Что делать?» Ок, отвечаю, в который раз с 2005-го года повторяясь.

Собственно, вот смешная ссылка.

Пархоменко, один из тех, кто дирижирует киданием живого реквизита под дубинки путинских стартапов, повеселил, «настоятельно рекомендовав» стартапам пронумероваться, чтобы они сами потом не путались с выдачей народу того, кто первый убьёт протестанта. Формулировка:

Это единственный доступный вам способ спастись от грандиозного побоища, когда вы кого-то убьете. В том, что убьете — и это случится скоро — нет ни малейших сомнений. Вы понабирали на службу столько безмозглых кретинов, что у вас нет ни единого шанса этого избежать. А противостояние стало уже достаточно массовым, и масштаб растет с каждым днем, так что чисто статистически вы не избежите первой смерти в ближайшие дни.

Пока вам повезло, и скотину, который прямо перед камерой сломал человеку ногу, удалось спрятать.

Вам чудом удалось сбыть с рук и отправить домой человека, которого вы чуть не убили изъятием инсулина. Это просто очень большое везение, что он не умер у вас на руках.

Еще большее везение, что девушка, которой ваш подонок ударил в живот, оказалась не беременной. Могла бы быть и беременной, выкинула бы у вас в автобусе — и это был бы конец.

А помните, как им жалко было, когда прошлая беременная женщина вообще оказалась подмосковным хипстером? 
Люди, методично подбрасывая дрова в огонь, утверждают, что он, «чисто статистически», разумеется, разгорится сильнее. 

В общем, ежу [простите, мистер Иствуд!] любому Пархоменке на самом деле ясно, что никакая нумерация не нужна, иначе бы она уже давно была. При нынешних средствах видеонаблюдения, которыми Москва утыкана вся вдоль и поперёк, любого сотрудника начальство во время массовых мероприятий проследит, если надо, от подъезда дома через казарму и автобус до конкретного места в цепи отцепления со всеми последующими действиями. 

Нагнетаемый пафос прекрасен «Торопитесь успеть до первого трупа, а то…» А то, собственно, что? Ну вот убили человека, выдали суду убившего его стартапа… кстати… Вот чисто технически сделано всё, чтобы да, многих побить, но при этом никого не убить. Руки ноги поломают, но не убьют. Вот уж что им, стартапам, самим не очень нужно. Именно поэтому «гуляния», именно поэтому им так нужны не задержанный молодняк, который трудно забить насмерть, а именно что «случайные люди» с улицы. Вряд ли тяжело больной человек пойдёт на митинг, вряд ли беременная женщина пойдёт на митинг. Уже народившихся детишек, я смотрю, водят, но, понятное дело, им мало что грозит. Разве что светлоликие уже начнут ими кидаться в путинских стартапов. Тоже вариант. 

Вот где на самом деле «чистая статистика». Размывая свой реквизит, которому интересны эти «казаки-разбойники», по улицам, подставляя под винтилово всех прохожих, они сидят и нетерпеливо ждут первого трупа. И… вот выдали суду стартапа, убившего человека. А дальше что? На этом всё закончится. Что то, что ато, наша «оппозиция» на этом не остановится и будет продолжать работать по схеме реквизит-фактура-реквизит. 

Так зачем написана эта бессмысленная чушь, с точки зрения логики представляющая собой типичное «Эй ты! Стой там! Иди сюда! Стоять! Куда пошёл?»? Написана она по методичке, которую, к сожалению, в явном виде «пехоте» почитать не дадут и в сеть не выложат. Это отдельная глава — «Перекладывание ответственности» называется. Получили «фактуру», теперь обращаем её в новую партию «реквизита», свято уверенную в том, что «во всём виноваты путинские стартапы». 

Вот такие они, «вожди протеста». Тот же оппозиционный Пархоменко ничем не отличается от провластного Михалкова. Помните, Михалков орал своей охране «Завали его там» и бил нацбола, которого держали, ногой по морде?

Вот конкретно в случае Пархоменко и его подручных я прям реконструировал для вас аналогичную мизансцену в 2012-м. С них станется орать человеку в такой ситуации, что «у него нет яиц» в тот момент, когда несколько посланных ими молодых людей его держат, а один бьёт в спину. И, главное, когда избиваемый развернётся, ударивший, почуяв, что вот сейчас может и прилететь в грызло, скажет этак «Ты что, ударишь старшего?». Вы поняли? Не ещё раз вмазать, уже в лицо, по-честному, на камеры. Не кринуть — «Ну, бей, путинский стартап!» А именно вот это — ударить в спину, так что в толпе не видно и потом этак — «Ты что, сволочь? Ударишь старшего!?» 

Кто против нас, чего они хотят и какими методами этого будут добиваться, нам, в Красном блицкриге(ТМ) было ясно ещё в 2005-м году. Именно поэтому так успешно прошла летняя кампания 2005-го. Мы эту публику уже тогда знали изнутри досконально, они нас — нет. Собственно, они и сейчас не верят не просто в то, что мы — это действительно мы, они не верят в то, что мы такие вообще в принципе возможны. То есть нас для них нет. У нас идеальная позиция для атаки, согласитесь. Для тех, что участвовать не хочет, рисковать своей жизнью ради чего-то кроме своей семьи не готов, рецепт действий уже есть, я цитировал этот пост Егора Холмогорова. Остальным я имею предложить примерно следующее…

1. В ближайшее время вас всех будут целенаправленно эмоционально «раскачивать». Причём лидеры «оппозиции» будут крайне умело использовать визги мегалоялистов и трубоохранителей. Всех будут целенаправленно и последовательно разводить на эмоции. Не ведитесь. Просто не тратьте на это время. За ходом событий следите, ориентироваться надо, важные вехи отмечайте, но вот в жаркие споры просто не влезайте. Лучше отоспаться впрок или поработать чуть побольше, чтобы в тот период, когда страна замрёт в ступоре, а потом система личных гарантий, поддерживающая нашу экономику, начнёт рушится, иметь некую «свободу действий» или, кстати, бездействий, исчислимую в свободно конвертируемой валюте. Позаботьтесь об этом. У противника денег будет ОЧЕНЬ много, и это будут не рубли, которые начнут стремительно обесцениваться. В общем, не тратьте на ничего не решающий балаган свои силы, время и эмоции. Вряд ли вы кого-то переубедите в чем-то сейчас, если он ещё не понял, что происходит.

2. У кого есть родня, особенно несамостоятельная, зависимая от вас в каком-то плане — дети, престарелые родственники, — позаботьтесь о них чуточку заранее, впрок, насколько это возможно. Три четверти страны вообще не смогут ни на что отвлечься в нужный момент от этих забот — будут банально решать вопрос выживания своих семей. Чтобы действовать достаточно холодно и расчётливо, на ходу собирая из таких же как вы некое подобие рабочей военизированной структуры, вы должны иметь решенные тыловые проблемы хотя бы на какой-то период. Хотя бы на самый важный период.

3. Надо быть в курсе того, какие политические организации и движения возникают, в курсе их программ и биографий лидеров, но совершенно нет необходимости вступать в какие-то «общества», тем более тайные, тем более занимающиеся в своей пропаганде пунктом 1. Самое простое, важное и полезное объединение, в которое вы можете вступить и которое можете создать — местный отряд народной дружины, неформальный, никому, кроме совета жильцов одного, двух или района домов не подчиняющийся. Смешно, конечно, но это единственная ненаказуемая форма самоорганизации. Просто поднимите хотя бы на собрании жильцов вопрос — какие меры предусмотрены для защиты дома и двора в случае массовых беспорядков, которые милиция просто не сможет своевременно подавить. «Во дворе стоят наши машины, играют наши дети, наши жёны ходят в ближайшие магазины за продуктами» Очевидно, что сотни тысяч трудовых мигрантов всех национальностей в ситуации финансового кризиса останутся в Москве без зарплат, под управлением этнических мафий. Как защититься в ситуации, когда эти прекрасные люди, перед которыми захлопнулись все жизненные перспективы, попутно кинув их на зарплату за несколько месяцев, захотят на ком-то отыграться да ещё и помародёрить. Кому интересны вдумчивые беседы с людьми в штатском, можете задать такой вопрос участковому. 🙂 Можно вообще ничего никому «с улицы» и даже с соседней лестничной площадки не говорить, пренебречь численностью ради доверия. Соберитесь группой из 3-4 друзей, обсудите ситуацию. Собутыльников брать не надо. Нужны именно друзья, люди, с которыми вас ранее объединило совместное решение общих задач/проблем. Побухаете потом. 

4. При наличии досуга устройте в группе серию мозговых штурмов, поиграйте за власть, за оппозицию, за самих себя, попробуйте просчитать ходы наперёд и посмотрите, какие расчёты оказались верны, а какие — нет. Попробуйте проштурмовать мозгом конкретные сценарии уличных противостояний. Так вы поймёте, какой инвентарь вам нужен будет помимо собственно оружия. Вы должны уметь заводить (подчинять себе) технику и выводить её из строя (из подчинения противнику), вы должны уметь закрывать проходы (блокировать от людей и техники улицы, первые этажи зданий, двери и окна, проходы и проезды между домами) и открывать проходы (двери, ворота, чердаки), надо уметь поджигать всё и тушить всё. КОГДА ВАМ ЭТО НУЖНО. Надо уметь в тактическую медицину, понимать, как вести себя при обстреле во время выполнения задачи и в газовой атаке, в дыму. 

5. Повторюсь ещё раз — никаких действий, никаких даже намёков на засветку действиями или агитацией до сигнала. Вас, пытающихся защитить страну, до дня D с удовольствием посадят за решетку путинские стартапы, чтобы после дня D иметь такого рода выслугу перед новыми хозяевами. День D, предварительный сигнал, точка невозвращения — начало украинской «Операции «Буря» на Донбассе. Вот буквально только что переписывался с человеком, который мне рассказывал, что они не нападут, потому что им самим это не нужно, они сейчас «все правительство меняют и делают всё для народа». Мишико, относительно которого были такие же иллюзии, напал. Причём рассчитывая если не на то, что Россия из-за олимпиады вообще не ответит, то, как минимум на то, что удастся её медийно затоптать и заклеймить как агрессора. Эти будут атаковать в тот момент, когда, по мнению их американских хозяев, власть в России впадёт в необходимую стадию ступора. Начало атаки ВСУ здесь будет таким сигналом — пошло добивание. В этот момент людям, не связанным личными обещаниями «вернуться когда начнётся», лучше не ехать сюда, а остаться в Москве. Спасти Москву и Россию будет важнее, чем спасти Донбасс от данной конкретной атаки. С Россией за спиной можно вернуть Донбасс и дойти до Киева. Без России будут «украинские миротворцы» в Кремле. Не ржать. Польско-шведский «ограниченный контингент миротворческих войск» уже как-то был, если кто не помнит. Еле отделались. 

6. Итак, они погонятся Каа, обязательно погонятся! нападут. У нас тут, как говорил товарищ Сталин в «Варианте БИС», «неблагодарная задача – умереть на своих позициях». Вне зависимости от того, насколько быстро отреагирует Россия и успеет ли отреагировать вообще. Нам здесь будет проще, чем вам там — у нас тут будет хоть какая-то ирерахическая структура управления, армия. Вам там, в Москве, придётся на ходу собирать шаткую конструкцию из выживших иерархических пирамидок высотой с обрушившуюся у вас на глазах госмашину. Здесь люди будут обороняться, отступать и контрнаступать в соответствии хоть с какими-то планами и приказами, у вас такой роскоши не будет. У вас всё будет рождаться в процессе.

7. Китакадзе, как известно, всегда дует дважды. IX левел, не хрен собачий.

8. В период «дожимания» тоже светиться не надо. Пусть противник решит, что он победил. Атаковать следует сразу после «смены власти» в любой форме. Уйдет ли Путин добровольно, оставив вместо себя кого-то, «скинут» ли его… Опознать этот момент будет очень просто. Пархомбюро начнёт ликовать. И, конечно, они не упустят возможности покрасоваться на массовом мероприятии, получить свою долю славы победителей. См. финал первого и второго майданов. С 2005-го года Красный блицкриг(ТМ) планировал атаку именно в этот момент и планирует её до сих пор. В механизме госпереворота ничего не изменилось, следовательно, и план контрпереворота и защиты конституционного строя имеет смысл оставить тем же — День Миномёта(ТМ).

9. Делать надо будет именно то, на что так активно намекает Бородай в ранее упомянутом мной ролике, но не тогда, когда он это предполагает. Собственно, ни он, ни байкеры-казаки, ни какие-то ещё «антимайданные» организации ничего в итоге мощного и организованного не сделают. Потому что не получат приказа. 

10. На этом, в принципе, можно было бы закончить фразой «С 2014-го года у вас есть лидер, за которым можно следовать в этой ситуации, это — Стрелков. Слушайте его, идите за ним», но, увы, люди смертны, в том числе внезапно смерты, а Игорь Иванович ещё и на метро катается. Человека могут не только убить, его могут посадить в тюрьму, наконец, он может сам временно исчезнуть, просто чтобы не произошло ни того, ни другого. Соответственно, нужен какой-то абстрактный ориентир, маркер, маяк, точка кристаллизации, желательно тиражируемая, вокруг которой собираться в ходе уличных боев после отречения «гаранта». Так как за прошедшие 5 лет наш противник сделал нам одолжение и превратил вопрос защиты русских в Новороссии в маркер «свой/чужой», будет невежливо этим не воспользоваться. Поднимайте сами флаг Новороссии и смотрите, кто ещё поднял. Идите на шум битвы и смотрите, где на поле боя этот флаг.

11. Обязательная оговорка. Не поднимайте флаги раньше времени, не ведитесь на провокации и, отдельным образом оговорю, на попытки подпрячь вас защищать Путина в формате «Ты же за Донбасс? Значит за Путина! Вперёд!». Вежливо отвечайте агитаторам «Проект «Новоросcия» закрыт. Донбассу никто ничего не обещал». В момент, когда не станет Путина, не станет и назойливых агитаторов. Вот тогда можно будет поднять флаг Новороссии. Не надо тратить свои ресурсы на защиту Путина. Нас уже 19 лет убеждают в том, какой он могучий лидер, какое у нас крепкое государство, какие у него могучие спецслужбы и так далее. Все эти люди, включая и самого Путина, и агитаторов за Путина, долгие годы получали зарплату из вашего, ваших детей и родителей, кармана. Их, миллионов неплохо оплачиваемых единиц, работа была в том, чтобы обеспечить вам всё то, в наличии чего вас так упорно убеждали — стабильность, крепкое государство и так далее. Вот пусть работают сами.

12. PROFIT.

Надеюсь, я ответил всем патриотам на вопрос «Что делать?».